17:48 

Halalcsillag
Live fast...die young
Песчинки
Автор: Halalcsillag
Фэндом: BigBang
Персонажи: GTOP
Рейтинг: G
Жанры: Слэш (яой), Повседневность


Джиен сидит весь такой закупоренный, в плед завернутый и думает. Долго-долго думает, сначала о погоде, потом о воронах и каком-то неизвестном ему народце, который покуривал травку вместе с Куш-хеном. Джиен думает, что его накрывает, потому, что весь этот народец присутствует в его лице, прямо в студии и это так чертовски реально, что сносит крышу. Он думает о том, что больше никогда не согласится курить травку и слушать расстаманские истории у хенов в студии, в разгар рабочего дня. Нет, такого им папа Ян точно не простит. Не простит, не простит, не простит и скорее всего отимеет по-полной, когда узнает. Куш гыгочет о смазке, долго роется под диваном, а потом кидает тюбик Джиену, мол, тебе больше пригодится, а он как-нибудь отмажется. Джиен думает, что это не справедливо и все-таки, вот так покуривать с хеном круто. Расслабляет.
Джи не помнит, как и куда он приехал и даже удивляется, когда Сынхен убирает его палец с дверного звонка и просит уебывать нахуй. Джиен хмурится, ему это не нравится. От Сынхена пахнет песком и чем-то еще. Джиен думает, чего такого песчаного нашел Сынхен, что бы так пропахнуть этим запахом, этим теплом и сухостью. Джи прищуривает глаза и оценивающе смотрит на Топа, а потом с разбегу запрыгивает на него и хохочет, принюхиваясь посильнее, как собака.
-Бро, ты в курсах, как это охриненно, вот так сидеть и слушать истории про великое время регги и мечты растаманские - хихикает Джиен прямо на ухо Сынхену. Изгибаясь и изворачиваясь, что бы не упасть, потому что Топ совершенно никак не реагирует. "Ей богу как скала" - думает Джи и ухватывается покрепче.
Сынхен отлепляет Джиена от себя через пару минут, когда стоять надоедает, а Квон ко всему прочему откровенно начинает засыпать прямо на его благородно подставленном, плече. Топ стаскивает с плеч руки, ставит его - легкого как песчинку - Джи Дрэгона на пол, рядом с собой и заглядывает в глаза. Глаза у него карие, и такие красивые, что невозможно оторваться. Они не "глубокие" и не "бездонные" они просто красивые. И весь Джиен просто "красивый". И сейчас, этот красивый, Джи Дрэгон смотрит на Сынхена и улыбается. Так улыбается, будто первый раз, и Сынхен совсем-совсем не откажет ему, и даже подарит немного тепла. Джиен храбрится и уже набирает полные легкие воздуха, но Сынхен отходит на пару шагов назад. Опускает взгляд в пол и уже совсем уходя, оброняет тихие, неаккуратные слова:
-Прости Джи, вот я сейчас знаю, что ты скажешь, но...прости. -Он вздыхает по-особенному тяжело, а потом хватает воздух, даже губами шевелит, но все равно молчит. Сынхен поворачивается окончательно и уходит в свою комнату. Он надеется, что Джи пойдет в комнату для гостей, а лучше совсем уйдет.
Джиен смотрит непонимающе, туда, где хлопнула дверь, смотрит и снова много-много думает. О песке, о тепле и о том, что совсем не хочет, что бы его вот так вот оставляли - брошенным, ничейным.
Он достает телефон и пишет Енбэ:
"Я тебе нужен?"
Хотя конечно он знает, что Енбэ ему не ответит, и что нужен, конечно, только Джиен придурок и немного с травкой перебрал - это он тоже знает, но продолжает смотреть в экран телефона. Сейчас ему хочется только одного: на пляж. Он хочет развалиться на теплом, прогретом песке и вспоминать песчаный запах Сынхена. Он хочет чувствовать песчинки у себя под ногами и теперь уже ладонями, потому что стоять сил нет. Он просто хочет быть не здесь и не вести себя как придурок.
Джиен не понимает, где он накосячил и почему до сих пор сидит на холодном паркете в гостиной Сынхена. Ему кажется, что он снова видит тот маленький и смешной народец, такой разный и разноцветный и готов идти за ними, потому что им он нужен. Джиен встает с нагретого места и неуверенными маленькими шажками идет по коридору в ванную. Он набирает воду, но не успевает раздеться и забраться в саму ванную, потому что входит Сынхен.
-Ты что делаешь? - Сынхен весь вибрирует и гулом разносится по всей ванной.
"Это так забавно" - думает Джиен - "Интересно, если до него дотронутся, он так же будет вибрировать?"
Он медленно, тянется дрожащими пальцами к Сынхену. Совсем как сапер, которому, суждено разминировать бомбу. Тут или пан или пропал. Джиен делает неуверенный шаг, и его пальцы трогают теплую, прогретую Сынхеном, ткань домашней толстовки. Топ не сопротивляется, а даже с пониманием смотрит на Джиена, а потом притягивает его за талию к себе и выводит из ванной.
Джиен думает о счастье, о птичках и еще, о закате. Самом красивом закате в его жизни, с песчаными бурями и маленькими человечками, у него в груди.
Сынхен недовольно морщится, потому что заботится о накуренном ребенке, совершенно не входило в его планы. Он хотел, что бы Джиен просто ушел или лег спать, но оказывается его опасно оставлять одного. Топ ведет его по коридору, совсем как маленького, он заходит в темную спальню и Джи лыбится как имбицил. Сынхен гудит недовольно, о том, что он придурок, который не мог просто заснуть, а Джиену становится так обидно, что он готов заплакать. Он вжимается в матрац, сворачивается в позу эмбриона и мелко дрожит. Это пугает Сынхена еще больше, непонятных действий, он не знает, что делать, а Джиен продолжает мелко дрожать и даже тихонько всхлипывает.
Топ материт всеми известными словами Куш-хена и обещает себе, рассказать о них директору Яну, чтоб тот поимел их за все его страдания. Он знает, что так не поступит, но сама мысль приятно греет, где-то глубоко внутри.
Сынхен ложится рядом с Джиеном, пододвигается вплотную и обнимает его. Джиен не реагирует, ровно до того момента, пока оба не привыкают, Топ даже успевает заснуть, а потом проснуться, потому что тело Квона начинает потихоньку разжиматься и поворачиваться. Сынхен не видит лица Джиена в темноте, но знает, что сейчас он несомненно красив. Не так как обычно. Сейчас он красив только для Сынхена, только для него одного и это так опьяняет его, что он даже осмеливается крепче сжать Джиена.
-Ты идиот слышишь, - шепчет он, даже не задумываясь, слышит ли его Джи.- Больше не кури травку без меня, ладно?
-Кто из нас еще больший идиот, - спустя какое-то время отвечает Джиен и прижимается крепче к груди. Сынхен действительно вибрирует и шумит, там внутри, совсем как старенькая электрическая печка. И почему-то Джиену, кажется, что эта печка питается исключительно песчинками. - Я тебя тоже люблю, хорошо в следующий раз покурим вместе.
Сынхен хмыкает и делает вид, что не слышал этого " люблю". Все таки он слишком хороший друг, и наверное самый большой идиот на свете.

@темы: gtop, g

   

Мысляки чудо торта

главная