20:06 

Приятные перемены
Автор: Halalcsillag
Фэндом: BigBang
Персонажи: ТОР/GD
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст

Съемки клипа проходили очень напряженно, но успешно. Наконец-то они закончились. Сейчас, когда до их новой «жизни» осталось совсем немного, всем было страшно. Это предвкушение чего-то грандиозного, великого, долгожданного. Легкое волнение, присутствовало круглосуточно и от этого у Джиена развивалась паника. Он никак не мог расслабиться. Всегда сам проверял декорации, костюмы, макияж, хотя мало чего в этом понимал, но все равно переживал. Зачем? Ведь все было на высшем уровне. Конечно, многим пришлось попотеть с некоторыми деталями, но работа была в удовольствие, поэтому выполнялась качественно.
Когда все закончилось, продюсеры решили организовать вечеринку. Отблагодарить работников, отметить окончание, вновь похвастаться своими звездочками «Big bang» . Обычные дела.
На вечеринку позвали так же некоторых звезд из YG, ведь все одна большая семья. Все весело общались, поздравляли, расхваливали, восхищались. Дураки завидовали, не знали, сколько сил, нервов, труда вложено в эту работу. Практически никто не знал, чего стоило Джиену перебороть свой страх, только два человека из группы видели его жалкие попытки рассуждать «А могу ли я снова выступать?». Ведь он Джиен не виноват, хотя нет, он виноват, до самой глубины душа виноват, и каждая клеточка его тела, выносит ему приговор «Виновен! В зал наказаний его». Вот он мысленно уже сидит на коленях, руками ощущает, какой холодный этот пол с шахматным узором. И сидит там, мальчик запутанный в паутине, совершенно один, а клеточки припоминают ему все ошибки, и после каждого раскаянья делают себе харакири, причиняя Джиену адскую боль. Сколько клеточек? Сколько неправильных поступков он совершил? За что несет ответственность, и сможет ли он перетерпеть всю эту боль? И вот в зал заходят два человека, «наверное, конвой, – подумал Джиен, - сейчас утащат меня в темноту, слух отключат и оставят наедине с моей болью» Но он ошибался, вместо всего, что он нафантазировал, к нему подошли два, очень знакомых человека. Улыбнулись, взяли поруки, освободили кандалы. Ёнбэ прочитал лекцию его клеточкам о том, что нельзя так истязать хозяина, что нужно себя любить, что от этого будет больше пользы. Они вроде и согласились, во всяком случае, послушались, и стали спокойно наблюдать. А Сынхен в это время просто крепко держал его. Чтобы не упал, чтобы снова мог стоять на своих двух. И пускай сейчас он будет стоять с поддержкой, Сынхен знал, что когда-нибудь он побежит впереди него. Вот так, обретя уверенность в себе, они уже втроем работали с Дэсоном. С ним ситуация была еще хуже, но ему еще помогал Бог, так что парень, совершенно нелегко отделавшись, снова мог стоять рядом с остальными.
Вечеринка проходила шумно, все хоть и были уставшими, но по-настоящему веселились и чувствовали себя непринужденно. Сейчас все пятеро позволили себе немного расслабиться, выпить, освободить головы от предрассудков.
Сынри уже приятно проводил время в компании нескольких красоток, Тэян и Дэсон о чем-то разговаривали и шутили, а Джиен и Сынхен сидели за столиком и пили виски.
-Ащ, Сынхена, ну скушай ты уже чего-нибудь, а то пьянеешь с прогрессией в 90.
-Не 90, а еще 50 грамм. А закусывать я не хочу, не голодный. – Сынхен помотал головой, и жестом попросил повторить. – Джиена, помнишь? – он начал читать реп
«Полностью одержим. Когда кто-то видит меня, я неумышленно свожу их с ума. Нет. Руки тянутся, глаза ищут меня. Почему? Ты одержим мной?»
-Это двойное – двойное, - Сынхен обижено посмотрел на Джиена. - Ну, давай же, давай.
-Лучше выпьем. – Джиен взял стакан с алкоголем и в один глоток осушил его. Сейчас ему было не до этого, слишком жестко прошла реабилитация.
«Если уже так страшно, то что же будет потом?» - крутился вопрос у него в голове.
Сынхен довольно улыбнулся. Он вообще пребывал в очень хорошем настроении и постоянно улыбался. Может это алкоголь так действовал? Но улыбка Сынхена была заразительной, искренней, чистой. В ответ тоже очень хотелось улыбнуться.
-Дальше будет легче. – В пустоту сказал Сынхен, но когда Джиен переспросил его, он уже изучал свой стакан и даже не думал отвечать.
Когда кто-то вышел на сцену произносить благодарственную речь, а заодно и поздравления, к ним подошел Тэян.
-Эй, слышите, мы сейчас должны выйти вон на тот балкон, и помахать им. – Сказал Тэян, указывая кивком головы на то место, где они по идее должны будут стоять. С балкона как раз хорошо было видно сцену на первом этаже.
-Ёнбэ, сходи с Дэсоном или найди Сынри, видишь, Сынхен напился до чертиков – ответил лидер Квон, и так же кивком головы указал на Сынхена, который уже читал пьяный реп своему стакану. Он не удивлялся, почему стакан молчит, хотя реп в таком состоянии достоин похвалы. Хотя бы по двум причинам: другие бы в таком состоянии даже слова сказать не могли, а от попытки прочитать реп, у них бы как минимум язык бантиком завязался. Вторая причина – реп имел какой-то смысл. С первого раза, конечно, сложно было найти смысл сего великого произведения, но с третьего или четвертого, вполне.
-И что нам делать? Сынри уже уехал с девочками, а Дэсон куда-то пропал.
-Вот же подлец, макнэ! в кого такой шустрый? Я тут значит сижу, а он развлекается!? – Джиен скорчил недовольное лицо, надул губки. Сынри всегда находит нужное время, чтобы развлечься. Ему не легче всех, он тоже несет огромную ответственность, он все понимает и кажется, даже больше всех переживает. Просто он умеет отдыхать, расслабляется, получать удовольствие. Сынри сейчас делает все то, чего Джиену давно не хватает.
-Не о том речь, Джиен, – перебил его Тэян, - нам нужно там появиться через минуту. Я обещал, не хочу менеджера подставлять.
-Ладно, пошли, – согласился Джиен. – Раз ты обещал. Стой! Нужно взять Сынхена с собой, а то он тут все стаканы уже заговорил. Не хочу оставлять его одного, - последние слова Джиен сказал совсем тихо. Он вместе с Тэяном оценивающе посмотрел на Сынхена. Задача не из легких, и не факт, что решится в пользу Джиена. Проведя в мозгу тонкую аналитическую работу, которая подвластна только лидеру, он сделал заключение вслух:
-Ты справа, я слева, а когда дойдем, так и быть, я его придержу.
После того, как они дотащили детину Сынхена к нужному месту, Джиен сильно пожалел о сказанном «придержу». Он вообще сильно пожалел, что решил взять с собой Сынхена. Эта морда довольного мартовского чеширского кота, просто растеклась лужицей на бедном Джиене. Сынхен не то чтобы стоять не мог, он даже не думал о том, чтобы стоять. Зачем? Рядом стоял Джиен, который настолько плотно прижался к нему, что его даже не было видно.
Внизу всех благодарили и от имени Big Bang тоже. Взгляды стреляли то в их сторону, то в сторону того, кто произносил речь. Джиен взял руку Топа, и помахал ей, точно так же как махают рукой игрушечного Кена маленькие девочки, когда играют. Тэян даже не думал помогать другу, ему вообще не было ни до чего дела. Свою миссию он выполнил, постоял, помахал, и сейчас наступило самое оно для ухода «в свой космос». Лидер ощущал себя единственным адекватным человеком, и ему это не нравилось, совсем, ни капельки. Сейчас Джиен ощущал, как можно крепко стоять на своих ногах. Он снова нужен, он снова может помогать. В нем опять нуждаются. И вот уже панический страх начинает отступать, и он начинает все отчетливей ощущать аромат Сынхена. Его большая спина закрывала его ото всех, он оберегал его, был щитом. Джиен сейчас нуждался в этом больше всего. Но в тоже время и Сынхену он был нужен как опора. Каждый ощущал огромную потребность друг в друге.

Когда Джиен, вытаскивал из машины Сынхена шел сильный дождь. Сынхен немного протрезвел, но еще верил, что Санта Клаус на самом деле существует. Об этом он рассказывал Джиену в машине и, приведя не один десяток доказательств, в конце концов, обиделся на несговорчивого друга. Как можно не верить в него? Он же не фея какая-нибудь. В тот самый момент, когда Джиен расплатившись с водителем и, закрывал дверь машины, человек, который в нетрезвом состоянии верил в Санта Клауса, увидел маленького котенка. В этом котенке он почувствовал родственную душу, ведь он такой же мокрый из-за дождя и, вероятнее всего,, котенок такой же голодный, как Сынхен. Он медленно подошел к зверьку, чтобы не спугнуть его, нагнулся и протянул руку. Котенок мяукнул, самым жалким мяуком, который доводилось ему слышать. Это вам не «Ня» из аниме и не «ня» J-рокера. Сынхен был умный, он знал, если бы Джиен увидел котенка, то он бы утащил его как можно дальше от него. Но Джиен не видит, и Сынхен уже взял котенка и спрятал его у себя под толстовкой. Крепко прижимая к животу мокрый, мягкий и теплый комочек он поморщился. У комочка были когти.
-Эй, живот что ли болит? – Джиен подошел незаметно в стиле человека невидимки, последнее время он привык к этому, все-таки острое желание провалится сквозь землю сильно повлияло на него.
-Ага, выпил лишнего. Куда мы идем? – Спросил Сынхен, отвлекая, Джиена от живота, за который он держался.
-Да вон, отель, потерпи.
В отель нельзя с животными, но ведь никто не узнает!? Если этот урчащий комочек не будет царапаться, то все будет хорошо. «Если он мяукнет, я скажу что икнул» - убедив себя этой мыслью, Сынхен пошел за Джиеном.
Они зашли в номер VIP класса, Джиен бросил сумку на журнальный столик, стоявший в центре одной из комнат, и без разговоров пошел в душ. Он тоже весь промок. Ему было холодно, а еще он ужасно хотел Сынхена. С того самого момента, когда он прижимался к нему всем телом. Наверное, он даже заметил его эрекцию. Должен был, хотя в таком состоянии… Джиен снял мокрую и от этого липкую одежду, включил воду, встал под душ и посмотрелся в зеркало. Волосы свисали как сосульки на бороде у Санта Клауса в сильный мороз. Лицо бледное от недосыпа и холода, а глаза красные, как у кролика. И секса хотелось как кролику. Дикому кролику. Но сейчас рядом беззащитный Сынхен. Такой возбуждающий, милый, как большой ребенок, но спина у него настоящего взрослого мужчины, сильная, от нее вкусно пахло, хотя там и было прокурено, но когда Джиен прижался покрепче к Сынхену, он почувствовал его аромат. Дикий, необузданный, и такой непреступный. От воспоминаний у Джиена снова началась эрекция. Но он успокоил себя, мыслью «не сейчас» и холодной водой.
Даже не подумав о том, чтобы одеться, все равно одевать было нечего, все мокрое, он лишь накинув халат, и вышел искать Сынхена.
Он увидел как мокрый Топ, с полотенцем на голове, играет с каким-то меховым комком. Похоже, эта пищащая мелкая котлета, оцарапала Сынхена, или укусила, что еще непростительней.
-Это что за… завтрак для Севена?- не удержавшись, спросил Джиен. – Он тебя укусил? Дай посмотрю!
Еще не трезвый Сынхен хотел возразить, но Джиен быстро подлетел к нему, при этом нагло спугнув котенка, только пошипев на него пару раз, и вот он уже смотрел на руку любимца. Котенок поцарапал большой палец, который сразу же облизнул Джиен.
От этого, по телу Сынхена прошла мелкая дрожь, он неосознанно сжался и где-то в глубине души запаниковал. Джиен посмотрел в глаза Сынхену и продолжал лизать ранку. Сексуально и настойчиво. Так даже кошки не делают. От пальца он поднимался выше, к запястью. Джиен быстро остановился.
- Раздевайся! – его голос был приторно сладкий, от такого жди беды.
-Не хочу! – Сынхен запротестовал как ребенок и помотал головой.
-Надо, Сынхена, надо!- опять приторный голосок, - Иначе заболеешь. А кому от этого будет хорошо? Раздевайся и в постель.
-Ну, хотя бы халатик дай? – с надеждой спросил Сынхен.
-Еще чего, на вот корону, будешь царем.
Джиен достал из сумки, которую раньше поставил на журнальный столик, корону. Эту корону Сынхен помнил, он в ней снимался в клипе.
-Откуда это?
-Да так, стащил на память. Ты раздеваться будешь или мне тебе помочь?
-Не, не, я сам…
Помощь от Джиена лучше не принимать, это даже нетрезвый Сынхен помнил хорошо. А то в рабство можно попасть. Сынри один раз забылся, месяц на побегушках был. Хотя он и так макнэ, но рабство Джиена штука опасная, оно заключается не только в подай-поднеси. Но и пиздюлисоберательстве, если настроение плохое. Сопливытерательстве, если настроение еще хуже, а если хуже того что было, то пьянебредневыслушивание и со всеми вытекающими последствиями. А когда у Джиена настроение было хорошее, то после Сынри обычно запирался в комнате и рыдал. Поэтому Сынхен сам послушно разделся, дошел до кровати, быстренько юркнул под одеяло и уже собирался заснуть как. Надев головной убор, похожий на офицерскую фуражку, Джиен взял его руки и начал связывать до боли знакомыми красновато-рыжими прядями.
-Это волосы?
-Догадливый. – Джиен похотливо улыбался, при этом покрепче связывая ему руки. Он слишком хорошо помнил, как он мучился, когда ему прицепили «копну Рапунцель». А Сынхен и Дэсон смешили всех своими шутками по этому поводу. Все шло по плану лидера. Закончив с этим нелегким делом, потому что волосы оказались не самыми лучшеми веревками, он осмотрел добычу. Сынхен лежал неподвижно, внимательно наблюдая за его движениями. Губы немного приоткрыты, под пристальным взглядом Сынхен облизал их, тем самым дразня Джиена. Тот не мог не сдержаться, и прижался в нерешительном поцелуе. На секунду оба замерли, осознавая реальность. Они знали что нуждаются друг в друге, и знали, что оба хотели одного и того же. Но связать это все вместе и воплотить желания в реальности, было сложно. Если бы желание не было бы таким сильным, то, наверное, они не ощутили бы этот электрический ток, прошедший по каждой венке, будоража кровь, взвинчивая сознание. Тогда бы дальнейшего поцелуя не было бы, но поцелуй был, и кровь была обжигающей и, сознание воспринимало только одно – желание. Поцелуй был страстным и глубоким. Поцелуй был настолько похотливым, что Джиен почувствовал возбуждение Сынхена. Он оторвался от его горьковатых губ и спустился к шее, оставляя на бледной коже, красные отметины, которые распускались словно цветы запретного плода. Он откинул одеяло, довольно улыбнулся и прильнул к соскам Сынхена. Один теребил рукой, а другой немножко прикусывал.
-Ммм – простонал Сынхен, его голос был низким, бархатистым и таким сексуальным, что Джиен довольно заурчал. Джиен был садовником, от его прикосновений на теле его партнера распускались дикие цветы. Дразня, и от этого еще больше заводясь, он медленно спускался к возбужденной цели.
-Джиена, развяжи мне руки – он снова простонал.
Нет, ему никто не развяжет руки, пока Джиен не сделает то, что хотел. Оба больше не могли терпеть этих дразнящих ласк Джиена, каждый желал большего.
Розовые пряди волос лидера, немного, щекотали живот Сынхена, когда Джиен то заглатывал, как можно глубже, то облизывал головку члена, играя с ней языком. Иногда он помогал себе рукой, двигаясь в такт голове, иногда просто водил кончиком языка по всей длине члена. Это доставляло удовольствие Сынхену, и он уже был на пределе. Теперь он издавал не просто стоны, а животные урчание, гортанные звуки. Когда волна оргазма начала подходить, он хотел сказать Джиену, но тот не останавливался и продолжал, жадно все проглотив.
-Джиен, развяжи мне руки! – потребовал Сынхен после накатившей волны оргазма. Он произносил слова с придыханием, привыкая к новым ощущениям.
-Не хочу.
Сынхен прикрыл глаза, его тело немного напряглось, он начал самостоятельно высвобождать свои руки. Помучившись, он смог освободиться и теперь уже он смотрел на Джиена с хищным взглядом победителя. Он поменялся головными уборами (Сынхену фуражка, Джиену корона), потом грубо опрокинул его на лопатки и, коленом раздвинул ноги, тем самым не давая Джиену возможности убежать. Он мстил ему точно так же, как это делал с ним Джиен. Ставил красные отметки по всему телу, кусал соски и резко переходил на мочку уха. Нашептывал ему страстные, абсолютно глупые и пошлые слова. Целовал его, пробовал его, облизывал, откровенно дразнил и игрался с ним. А потом, когда Джиен меньше всего этого ожидал, он, даже не подготовив, уперся головкой ему в желанную дырочку. Джиен обвил ногами талию Сынхена, который одной рукой упирался в кровать, а другой помогал себе. Лидеру было больно, очень больно. Он проклинал все на свете, от короны и этой фуражки, которая так шла Сынхену, до бирюзовых волос, которые тоже ему шли. Из глаз у него плелись слезы, а его глупый офицер всего лишь поцеловал его в зажмуренные глаза. В этот момент Джиен нечего не видел, только слышал рычание и чувствовал боль, одновременно с нежным прикосновением. Сынхен остановился, давая ему привыкнуть. Как-то смириться, и почувствовать в себе жар. Все правильно, сейчас Джиену больно, но потом будет хорошо, всего лишь нужно потерпеть, ведь это не смертельно. Рядом с ним тот, кто неосознанно уменьшает его боль, успокаивает, даря спокойствие. Сынхен медленно начинал двигаться, потихоньку ускоряя темп. Его движения были размашисты, от него пахло все тем же ароматом, его глаза были полуприкрыты и Джиен мог любоваться длинными ресницами. Когда Джиен увидел его взгляд, он понял, как много этот человек может почувствовать, как много всего заключено в Сынхене. Сейчас он уже не чувствовал боли, только теплую страсть и благодарность, за то что сейчас он может видеть сразу всего Сынхена. Ребенка, мужчину, романтика, животного, эгоиста, заботливого человека, мужественные плечи, неловкие движения, смущенного, пылкого и страстного, он мог увидеть любого Сынхена.
Джиен наслаждался своим открытием и одновременно чувствовал все нарастающую волну. Сынхен как будто предвидел это, остановился, давая ему отдышаться, перевернул на живот, поцеловал в позвоночник, лопатки, ягодицы и так же медленно и аккуратно начал двигаться, постепенно увеличивая темп.
Волна оргазма, была сильной и долгой, каждая живая клеточка была наполнена любовью, теплом и новыми силами. Теперь Джиен будет знать, что стоит все лишь чуть-чуть потерпеть, перебороть боль и страх и вскоре, все предрассудки улетучатся. Можно будет расслабиться, насладится и делать то, что он больше все любит – жить музыкой. Когда Джиен засыпал, он понял, что Сынхен еще долго его не отпустит. И он был очень рад этому открытию.
-Джиен, а почему у нас в новом альбоме пара песен, где парень расстается с девушкой? – спросил Сынхен, говоря мягким бархатистым голосом прямо на ушко.
-Да просто кое для кого освобождал место в сердце, - подумав, и зевнув, ответил Джиен. – Выкидывал ненужный хлам, давай спать.
-Место, говоришь, освобождал? Значит, так легко ты сегодня не отделаешься.

Ночь была длинной и бурной. Маленький мальчик оказался настоящим зверем. Наконец, когда уже солнце встало, неугомонный Сынхен заснул, снова крепко прижав к себе Джиена. Но сладко поспать ему не удалось. Из окна, прямо ему в глаза, ярко светило солнце. Мысленно повозмущавшись, он нехотя открыл глаза и увидел очаровательную картину. Джиен сидел на кровати и играл с маленьким котенком. Он улыбался и в эту минуту был по-настоящему счастлив. Купаясь в лучах солнца, Джиен был похож на довольного мальчишку. Подглядывая за его игрой, Сынхену пришла в голову идея, что его лидер, очень много значит для него.

@темы: gtop, nc

URL
   

Мысляки чудо торта

главная